Гимназия-колледж искусств им.Ахремчика
 Знаменитые люди Гимназии-колледжа искусств им. И.О. Ахремчика

 ДАВИДЕНКО Леонид Григорьевич 

Скульптор, живописец, график.
Творчество для него было образом жизни, которую он без остатка отдал искусству и детям.

ДАВИДЕНКО Леонид Григорьевич

В жизни каждого есть человек, которого он с гордостью и любовью называет своим Учителем. Память о встречах и общении с ним наполнена чувством благодарности.
Для многих художников таким человеком стал Л. Давиденко. Посвятив себя воспитанию младшего поколения художников-скульпторов, он не ограничивался только педагогикой - своим примером, своими делами и своими творческими работами воспитывал он в младших учениках лучшие человеческие и профессиональные качества.

Леонид Давиденко родился 9 мая 1941года в Минске. Начальной художественной школой его была студия С. Каткова. С 1959 года учился в Минском художественном училище, где его педагогом был Г. Муромцев. В 1962 году, не закончив художественное училище, Леонид Григорьевич Давиденко успешно сдал вступительные экзамены в Белорусский государственный театрально-художественный институт. Учился у А. Бембеля, А. Аникейчика, Г. Муромцева. Дипломная работа его, рельеф "Урожай" (1967 г. руководитель А. Бембель), была выполнена в дереве.
"Он был совершенно предан искусству, не гнушался никакой работы. Я помню еще в 1966 г., когда мы учились и шла формовка моей дипломной работы, Леонид Давиденко полностью взял на себя весь формовочный процесс. Для меня было удивительно это его искреннее желание помочь, он ничего не просил взамен" [из беседы с А. Артимовичем 11.09.2011].
Поиски мастерской для художника, особенно молодого - всегда сложный вопрос. "Я помню, что он взялся тогда вести художественный кружок в помещении от домоуправления на окраине Минска, для того чтобы была рабочая мастерская, - вспоминает Л. Павлова, коллега Л. Давиденко. - К нему собрались тогда все сорванцы, от которых весь район "плакал". А Лёня сумел проявить терпение, заинтересовать ребят: они "крутили" каркасы, лепили, рисовали, совершенно забыв обо всем. Очень переживали, когда Леонид Григорьевич ушел на работу в школу-интернат" [из беседы со скульптором Л. Павловой 08.09.2011].
С 1968 года Леонид Давиденко - участник как республиканских, так и всесоюзных художественных выставок. В 1980-х годах он уже известный автор. Работы его интересны в первую очередь своей жизненностью и своеобразной творческой манерой, абсолютно новой для скульптуры того времени. В 1987 году искусствовед Э. Пугачева писала: "Упорно работая в дереве и, как видно, не укоряя материал "за медлительность и постоянство", освоил язык метафоры Л. Давиденко. Его работы 1970-х годов - "Купава", "Юноша с белкой" - несут заряд внутренней энергии, преодолевая древесную скованность, выражают переходные состояния от покоя к движению. Эту поэтическую линию скульптор продолжает в 1980-х годах. Она развивается с редкой целостностью выражения свойственного ему мироощущения. Постепенные поиски движения, присутствия жизни в древесном блоке, приводят его пластику к более напряженной экспрессивности форм". Работа "Юноша с белкой" была выставлена в Лондоне в 1979 году. Произведения "Мать и сын", "Нежность", фонтан "Лето" на проспекте Победителей в Минске, "Сымон-музыка" для музыкального лицея при Белорусской академии музыки, "Дама в черном" в Несвиже, "Любава" в центральном парке Кишинева (Молдова) - интересны и многообразны. Его работы находятся в Национальном художественном музее Беларуси, Государственной Третьяковской галерее (Москва), Русском музее (Петербург) и других галереях. "В каком бы материале ни работал Л. Давиденко, он способен дать возможность зрителю ощутить живую структуру материала, теплоту рук самого скульптора и обаяние созданного им образа. (…) Скульптуры Л. Давиденко воплощают красоту и совершенство человека, поэтическое восприятие жизни. При этом они не рассчитаны на броский внешний эффект, избавлены сюжетности, портретности, детализации. Поэтому требуют сосредоточенной работы души, сотворчества зрителя, способности видеть и понимать суть жизненных явлений"
Но работа с детьми в школе, которая стала и его творческой мастерской и его вторым домом, была для Леонида Григорьевича Давиденко главной. В 1968 году, через год после окончания художественного института, Л. Давиденко стал преподавателем в Минской школе-интернате по музыке и изобразительному искусству, где работал организовавший там скульптурное отделение Б. Лазаревич. "Я не могу представить для детей лучшего преподавателя, - говорит Л. Павлова. - Это был удивительный человек, просто нянька для детей - за каждого из них у него болела душа. Мог их ругать во время занятий, но на просмотрах всегда защищал. Предать ученика, даже спустя много лет, - преступление, на которое Леонид Григорьевич никогда не мог пойти. Каждую детскую работу оберегал как золото. Весь фонд скульптурного отделения держался на нем - он отбирал лучшие ученические работы, хранил их. Восторгался, если замечал в работе творческую искру, чуть ли не хлопал в ладоши. Потрясающей работоспособности человек, он никогда не сидел без дела - всегда мысли его были о творчестве. Очень любил и ценил дерево - это был его любимый материал" [интервью]
"Он всегда давал задор в работе, - вспоминает В. Слободчиков. - Для меня он был старшим товарищем, и мне тогда казалось, что я не достигну такого уровня - его отношение к форме, к композиции, к творчеству и искусству - это очень высокое отношение. Я, пожалуй, и не знаю, у кого оно есть сейчас. Лёня не получил и половины того признания, что мог и должен был получить за свои достижения. Хотя и был обижен, он никогда не обижался, не было у него никаких амбиций, всегда знал, что действительно важно - творить. И он имел в 1980-е годы большие заказы от Министерства культуры, всегда мог получить заказ от художественного комбината, и, что характерно, - всегда делал так, как ему хотелось, как он понимал и считал нужным, не шел ни на какие уступки. Никогда не лепил "нужных" образов. В этом отношении, он, конечно, был большой художник. Его "школу" проходили не только его ученики, но и молодые педагоги, какими были тогда мы с А. Финским" [из беседы с В. Слободчиковым 05.09.2011].
"Давиденко был прирожденным теоретиком, хотя ни исследований, ни пособий не писал. Весь свой творческий опыт устно вкладывал в уроки. Он не только сам отыскивал в привычных, очевидных вещах их духовную сущность, неподвластную точному отражению, но и открывал глаза юным скульпторам - ежедневно, непрестанно, будто в рабочем порядке", - писал в 2004 году К. Зеленой.
Выполняя свои творческие работы, он и детям прививал любовь к разным скульптурным материалам. Летняя практика скульпторов старших классов школы всегда проходила в работе над материалом, и это была его личная инициатива, потому что в учебных программах не было ни камня, ни дерева.
"Несмотря на трепетное отношение к ученикам, никогда не было у него панибратства. Всегда его ученики соблюдали субординацию, и он держал эту дистанцию: ты ученик - я учитель. Его авторитет как учителя был непререкаем. Хоть и был человеком мягким, человеческая позиция его была принципиальна - никогда не допускал грубости, хамства, несправедливости. (…) За это его уважали и любили" [интервью].
Последний год жизни Л. Давиденко был трагичным. В 2002 г. в автокатастрофе погибла единственная дочь скульптора. "Эту трагедию он так и не смог пережить, - вспоминает Л. Павлова. - Он так и сказал мне тогда: "Для меня жизнь кончилась. Мне незачем больше жить". Через полгода его не стало. И все равно, все мысли его были о детях - его учениках. Он и умер так: пошел к себе в мастерскую, чтобы принести им для работы в дереве свои собственные резцы. Там его и нашли" [интервью].
Л. Давиденко умер 28 октября 2002 года.

С 15 января по 2 февраля 2013 года в малом зале Музея современного изобразительного искусства прошла выставка "Созвучие деревянной скульптуры", посвященная памяти Леонида Давиденко

Материал предоставлен Артимовичем Иваном Анатольевичем, магистром искусствоведения, преподавателем художественного отделения гимназии-колледжа искусств имени И.О. Ахремчика

   rki@mail.by